Субота, 22.07.2017, 22:41
Ви увійшли як Гость | Група "Гости"Вітаю Вас Гость | RSS
     

Лисичанська загальноосвітня
школа I-III ступенів № 4

Меню сайту
Наш чат
Зараз на сайті

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Каталог статей

Головна » Статті » Спогади випускників

Весело, ярко, сочно!

Решил вот быстренько описать яркие моменты из школьной жизни, ведь, казалось бы, тут работы на день, ну и на вычитку и исправления столько же, но как-то сразу и не получилось. И совсем не потому, что моментов не было, как раз наоборот – насыщенность и концентрация их такова, что я, анализируя сейчас свои неполные 30 лет, пришёл к выводу, что Школа – это и есть самый  яркий момент жизни. Почему момент, если это целых 11 лет? Да всё потому, что промчались эти годы, как одно мгновение, оставив незабываемый след…

Познакомился я со Школой, еще, будучи совсем маленьким. Во-первых, бабушка рядом жила, и я ходил к ней в гости через школьный двор, а во-вторых, мой старший брат уже был школьником – и я ему страшно завидовал, когда мы с мамой приходили его встречать после уроков… Будучи ещё с детства любознательным, меня очень манила эта волшебная школьная атмосфера. И каково было моё разочарование, когда в первый класс я пошёл не в Школу, а в детский садик «Скворушка». Ну что поделаешь – реформа, как раз ввели одиннадцатилетку и нам шестилетним «малюкам-первоклашкам» пришлось начинать грызть тот самый гранит науки в дошкольном учреждении. Читать я уже умел, считать тоже, так что в первом классе я учился исключительно каллиграфии, которую, в принципе, так и не освоил. Со второго по четвёртый класс, уже в здании Школы запомнилось немного моментов. Один из них – это «техника чтения», кстати, выглядело это довольно  торжественно. В обозначенный день к нам приходил с секундомером завуч, и скрупулезно подсчитывала, сколько каждый может прочитать за минуту слов. Для меня это было простейшее задание – и Александра Григорьевна всегда меня хвалила, потому, как норму я не только выполнял, но и ставил там какие-то своеобразные рекорды. А получить персональную похвалу от руководства Школы в те юные годы для меня было сравнимо разве что с грамотой премьер-министра сейчас. Кстати о грамотах. Каждый год, на торжественной линейке возле ДК им. Сосюры вручалась именная грамота и ленточка – и это считалось круто, потому, как весь посёлок видел это и знал, что Саша – умничка. Ну, по крайней мере, мне так казалось тогда. Ещё можно вспомнить мой первый школьный конфликт – библиотекарь мне постоянно подсовывала «тонкие» книги, а мне хотелось полноценные объёмные вещи. Видимо завуч не делилась данными со своего секундомера и Надежда Викторовна упорно не соглашалась на мои требования выдать мне что-нибудь поувесистее, так что пришлось даже «поругаться». Но в принципе мой личный КПД полученных знаний и навыков в начальной школе можно считать максимальным, по отношению ко всем остальным годам. За что, огромное спасибо моему первому учителю Науменко Татьяне Ивановне. Мы у неё тоже были первые, она нас любила, возилась с нами и ввела в интереснейший мир знаний.

Подходя ко второй ступени образования, я очень волновался и переживал. Благодаря старшему брату, будущий пятиклассник уже наслышан был о неких «злых и деспотичных» учителях (как оказалось – это был миф, потому как злых учителей просто не существует в мире) и меня сильно волновало, кто же будет классным руководителем. Каково же было моё удивление, когда на перекличке я узнал, что нас к тому же ещё переделили и перемешали – и я уже буду учиться не в «5-В», а в «5-А», ибо какой-то светлой голове пришла идея провести на нас очередной эксперимент. Суть его была немного диковата, потому как деток разделили по их способностям на четыре группы – и считалось, что если ты в «А», то это, дескать «ого-го», а если аж в «Г» - то не шибко склонен к обучению. В общем, дискриминация и уже с детства явно выраженное деление на своеобразные касты. Но на тот момент я нисколечко не заморачивался этим – потому как появились новые друзья, да и с классным руководителем повезло – Севастьянова Ольга Анатольевна, молодой специалист и как сказал брат (авторитет восьмиклассника налицо) – «хорошая учительница». Тут же, в начале пятого класса я в первый раз вышел на сцену актового зала во время какой-то сценки, открыв для себя, что в школе можно не только учится,  - ведь, оказывается, существует ещё и внеклассная работа. И, условно говоря, сошёл я со сцены аж в день выпускного, потому как провёл там времени больше, чем в любом кабинете любимой Школы.

Отдельного внимания заслуживает, начиная с шестого класса, участие в городских предметных олимпиадах. Иногда доходило до того, что в год я «номинировался» на 7-8 предметов. Логически понятно, что не может один человек, вот так вот во всём отлично разбираться, но, в любом случае, приятно было утереть нос гимназистам и лицеистам, а если привозилось призовое место, то были поездки и в Луганск. Своеобразным священнодействием было поедание шоколадки, прямо во время проведения олимпиады. Почему-то считалось, что она очень качественно питает мозг и, скушав это кондитерское изделие, сразу вспомнишь даже то, что и не знал. Кстати, времена тогда были довольно смутные, зарплаты родителям не платили и не всегда были деньги даже на булочку в столовой, не говоря уже о такой вот «зарядке для ума». Учителям, ясное дело, заработок тоже задерживали, и сейчас отлично понимаю, на какой шаг они шли, отрывая от семейного бюджета деньги – и давая на проезд своим подопечным. Делали это не все преподаватели, но преференции для участников олимпиад были у всех и всегда – на отличную четвертную оценку, в случае чего, рассчитывать можно было в любом случае. В общем, участие в этом слегка показательном мероприятии для выявления способной детворы меня абсолютно не утомляло, что в свою очередь, ещё больше сблизило меня с педколлективом Школы.

В седьмом классе я узнал что такое «семейный классный руководитель» - Ольга Анатольевна ушла в декретный отпуск и нас под своё крылышко взяла Грибёнкина Галина Васильевна, которая только-только выпустила моего брата. Соответственно будучи «своим» - я получил огромный кредит доверия и стал первым и незаменимым помощником классного руководителя (так написано в характеристике лично Галиной Васильевной), взвалив на себя ещё и организационные вопросы в жизни класса. Вопреки сложившемуся тогда мнению, что староста класса – это такой своеобразный «стукачок», я мог с лёгкостью сорвать урок или прогулять вместе с друзьями денёк-другой. А потом, став на сторону своих же одноклассников, максимально смягчать неминуемо начинавшиеся «репрессии». Один из таких случаев, в последствии, стоил мне золотой медали, когда преподаватель затаил на меня обиду, за то, что я не пошёл против своих товарищей и выступил «адвокатом». Кстати говоря, очень благодарен любимой Галине Васильевне, за то, что смог тогда в себе развить коммуникабельность и умение находить общий язык со всеми. Это мне помогло в будущем.

Олимпиады, всевозможные смотры, КВН, конкурсы и прочая внеклассная деятельность забирала у меня львиную долю времени. Что, несомненно, не могло не сказаться на успеваемости. Если разобраться, то физически ребёнок просто не мог везде успевать, потому как уходил я со Школы довольно поздно, а ещё и погулять хотелось.  Понятное дело, что для меня намного интереснее было именно «вне» класса и иногда доходило дело до того, что я списывал с утра до 80% домашних заданий. Этим делом, в то время,  постоянно меня попрекали ревнивые родители тех одноклассников, которые мне любезно предоставляли плоды своей домашней умственной деятельности. Дескать, Сашу постоянно везде хвалят, вот такой он весь умничка-разумничка, а сам списывает. Что ж, возможно и была в их словах доля правды, но опять же, такая ситуация научила меня не просто бездумно списывать – а анализировать и делать по аналогии. Мне было достаточно ознакомиться с решением задачи другого варианта, чтобы свой выполнить на отлично. Что согласитесь, намного весомее, чем просто подставить икс и игрек. Кстати, в это же время я освоил и чтение «вверх-ногами». Открытая книга на первой парте среднего ряда – и стихотворение рассказано, единственная беда была в том, что не всегда авторы хрестоматий размещали творения поэтов только на одной странице, а переворачивать их мысленно я так и не научился…

Ещё хорошо помню день дублёра в школе, когда я на целый день примерил кресло директора школы. В семнадцать лет в обеденный перерыв попить чайка с «замами» в директорском кабинете Школы – это даже уже и не грамота от премьер-министра. У меня тогда был доступ в учебное время в любой кабинет и, понятное дело, я злоупотребил своим положением и попросил «подчинённых» поставить пятёрочки нескольким девочкам из младших классов, которые мне нравились.

В общем, жили мы тогда весело, ярко и «сочно». Много чего вспоминается: и первая школьная любовь, и искренняя радость победам, и не менее честные слёзы (чтобы никто не видел) неудач. Лично я всегда хотел скорейшего окончания летних каникул, чтобы вновь прийти в пахнувшую свежей краской Школу и всецело отдаться любимому в те годы делу. Хотя даже летом, благодаря шефству стекольного завода, мы имели возможность съездить на море и не разлучаться ни с друзьями, ни с любимыми учителями, которые к тому же были у нас вожатыми. Повторюсь и подчеркну ещё раз – Школа для меня так и осталась самым значимым событием в жизни. Этого не было ни в университете, этого нет и в дальнейшей взрослой жизни. Единственное, что на фоне этой беззаветной любви есть два омрачающих события, которые также оставили свой, увы, не самый радостный след.

Первое – это так называемые «внутренние войны». Суть их состояла в том, что, у нас в школе были свои  «коалиция» и «оппозиция». Понятное дело, что в большом коллективе учителей не у всех совпадали взгляды на педагогические процессы, внешкольные мероприятия, оргвопросы и пр. и пр. И это не беда – а скорее нормальные рабочие моменты. Беда была в том, что очень часто заложниками вот таких вот «микровойн», к сожалению, были ученики. Ситуации порой доходили до абсурдности, например, когда преподаватель заведомо «валил» меня и явно занижал оценки только потому, что я более тесно общался с другим учителем. Или, за то, что я всегда был на стороне классного руководителя (как старомодны не казались нам её методы воспитания) у меня возникали проблемы в общении с другим прекрасным преподавателем. Очень обидно и неправильно, что не всегда и не всем хватало педагогической этики не перекладывать взрослые проблемы на плечи своих маленьких подопечных. Это заставляло нервничать и переживать.

Второй грустный момент – так называемое «отлучение от школы». У меня это произошло как-то грубо, резко и неприятно. Поступив в университет, через какое-то время, взяв там отпуск, примчал в родную Школу, посмотреть, как там течёт такая знакомая и родная жизнь. И здесь, как гром среди ясного неба, мне было сказано, что посторонним вход воспрещён. (И это несмотря на надпись «ласкаво просимо» над дверьми). Заявлено мне было это техническим работником школы, которая упорно делала вид, что меня не узнаёт и что совсем не я пять месяцев тому выпустился из этих стен. «Посторонний» - вы только вдумайтесь в это определение. Одиннадцать лет, чуть ли не день в день, оставаясь иногда и до восьми вечера, я был своим, а теперь я в стороне, посторонний. На мои весомые аргументы, что я хочу  видеть моих любимых учителей, мою родную Школу и я всё-равно войду, был вызван директор (а это уже был какой-то новый невзрачный тип) и мне было указано направление куда двигаться, дабы не мешать педагогическому процессу. Понятное дело, что я всё же проник (слово то какое) в Школу, но осадок остался навсегда. Был я и потом несколько раз там. Очень удивила холодность одного педагога, которая в своё время, всегда рассказывала о том, что, дескать, какими неблагодарными становятся выпускники после окончания Школы и даже не здороваются. Я всегда был с ней дружен, более того, она общалась с моей мамой, и была в курсе всех моих дел. Пару раз, зайдя к ней в кабинет, и, натолкнувшись на железобетонную стену из равнодушия и льда, я подумал, что не здороваться при встрече с ней не красиво – нужно сразу переходить на другую сторону улицы. А последней каплей того, что я там чужой, стала беседа с одним из любимых учителей, которая была просто уверена, что я Серёжа (мой брат), а не Саша и вопросы она задавала про его одноклассниц. Умом я понимаю, что через педагогов проходит масса учеников и они абсолютно не должны всех знать и помнить, но душой, (часть которой, несомненно, где-то там есть на Октябрьской, 271) – я этого не приму никогда. В общем, как по мне, то надо как-то подготавливать детей к невесёлому процессу расставания.

Время не стоит на месте, прошло уже 11 лет, в Школе сейчас работает только 4 педагога, которые непосредственно меня учили. Но очень хочется прийти и повидаться как раз с тем любимым учителем, которая у меня именно ничего и не вела, но которая, я знаю, меня очень любит - и это взаимно. Троих моих преподавателей, к сожалению, я уже не увижу никогда. Земля вам пухом, Ирина Леонидовна, Людмила Григорьевна и Галина Васильевна. Со слезами на глазах вспоминаю их уроки и те, дружественные и уважительные отношения, которые у нас были.

А ещё я очень горжусь, что я учился в годы, когда директором Школы был мудрый и рассудительный Купин Н.К. Наш выпуск’99 – это последний выпуск Николая Кузьмича и я могу смело говорить, что мы выпускались из Школы вместе!

                                                                          Портянкин Александр

Категорія: Спогади випускників | Додав: Admin (26.07.2011)
Переглядів: 310 | Теги: Літопис школи, спогади випускників | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Форма входу
Карта сайту
Актуально
Календар
На нашому сайті
Наше опитування
Оцініть наш сайт
Всего ответов: 414

Copyright MyCorp © 2017